Ольга Турутя-Прасолова: "Мне нравятся сложные задачи"

Открытое интервью на прямой линии "Вечернего Харькова"

РЕЖИССЕР УМЕЕТ ПАЯТЬ И ЛЕПИТЬ МАСКИ

— Здравствуйте, Ольга. Меня зовут Светлана. Скажите, пожалуйста, почему после школы вы выбрали профессию художника-кукольника и работаете ли вы сейчас в этой профессии?

— Когда встал вопрос о выборе профессии, оказалось, что из школьных предметов, кроме литературы, мне ничего не нравится. Кроме того, было желание создавать что-то своими руками: я любила рисовать, лепить, но не знала, что есть такая профессия. Поэтому, когда я приехала в Одессу поступать в театрально-художественное училище, я подала документы на специальность костюмера. Но приняла другое решение, когда увидела в училище работы девушки, которая училась по специальности художника-кукольника. Я была в восторге и от учебы, и от своей профессии, поэтому долго потом с ней была связана.


— Интересно, а помогает ли вам в режиссуре профессия художника-кукольника?

— Знания, которые я тогда получила, очень мне сейчас помогают. В училище нам дали очень много знаний в разных театральных отраслях, и это важно, когда работаешь в театре -- особенно режиссером или художником. Ты хорошо знаешь все процессы: что и из чего делается, сколько времени занимает процесс изготовления, и, соответственно, можешь поставить реальные задачи. Я очень горжусь тем, что моя первая профессия — художник-кукольник, бутафор 6-го разряда. Нас обучали живописи, анатомии, театральной композиции, изготовлению макета, и сейчас, когда мне срочно нужен реквизит, а я вижу, что художники не успевают, я могу им помочь. Мне интересно, и я думаю, это хорошо, когда профессия и хобби совпадают.

— Добрый день, Ольга. Вам звонит Ксения. Вы — режиссер-постановщик, художник-постановщик, художник по костюмам, изготовитель кукол и декораций, специалист по музыкальному оформлению спектаклей, автор стихов и пьес. А какая работа вам больше нравится?

— Я не могу сказать, что какая-то профессия мне нравится больше. Люблю все направления. Мне нравится, что я нахожусь внутри процесса, нравится заходить в цех, обсуждать со столярами чертежи. Меня увлекает эта работа так же, как и работа с актерами на сцене.

— А не было желания объединить все ваши профессии в одном спектакле?

— На самом деле все так и происходит. Как художник я ставила спектакли только в театре «Прекрасные цветы». В остальных спектаклях мне приходится все делать самой. Мне, как режиссеру, давно уже не предлагают приглашать в спектакль художника: все знают, что я и швец, и жнец. Например, в «Чайке» актеры буквально за два дня до премьеры придумали очень классную тему — одну из сцен они будут играть в масках. Сначала я подумала, что слепить десять масок за короткое время невозможно. Если я скажу об этом двум бутафорам, первый день они будут в шоке, а второй — будут думать, как это реализовать. Поэтому я решила, что маски буду делать сама, и придумала, как ускорить процесс.

В ХАРЬКОВЕ ОЧЕНЬ КРАСИВОЕ НЕБО

— Здравствуйте, Ольга. Меня зовут Иван. Вы как-то рассказывали, что выпускники Одесского художественно-театрального училища советовали вам продолжать обучение в Харькове — говорили, что у нас учиться лучше. Почему о нашем городе сложилось такое мнение?

— Об этом мне сказали мои очень близкие друзья — художники-графики. Они поступали в Харьковскую академию дизайна и искусств. Я собирала впечатления людей, которые возвращаются из Киева и из Харькова, и первое, что услышала — Харьков очень творческий город, здесь много музыкантов. А еще меня удивила фотография, на которой я увидела огромную харьковскую площадь, и в середине лета люди почему-то были в свитерах. Кроме того, небо казалось совсем другим. Это был город, совсем не похожий на Одессу. Когда я приехала в Харьков, мне пришлось привыкать к погоде — здесь очень мало солнца, зато красивое небо. Одесса — многолюдная и шумная, а Харьков — очень комфортный город: большой, широкий, в нем можно не находиться постоянно в толпе. Здесь есть улицы, на которые можно свернуть — и ты окажешься один.

ЗАДАЧИ В ХАРЬКОВЕ СЛОЖНЕЕ

— Вы выбрали Харьков не только для учебы, но и для работы. Почему?

— Когда я ставила спектакли в Киеве, отметила много плюсов: в столице гораздо больше возможностей найти меценатов, спонсоров или заинтересованных в твоей работе людей, в Киеве оседают и дальше не расходятся заявки от зарубежных партнеров, и киевские режиссеры имеют больше шансов ставить спектакли в Европе. При этом я заметила некоторое пренебрежение к работе: не нужно очень стараться, заманивать зрителей. Возможно, у меня старомодные понятия.

— Здравствуйте, Ольга. Вам звонит Андрей. Вы наверняка сравнивали киевского и харьковского зрителя. Заметили разницу?

— Мне нравится, что в Харькове сложнее задачи. Здесь публика смотрит спектакль внимательно, причем это не только мое мнение. Я общалась с актерами, которые приезжали с гастролями, они говорили, что в Харькове зрители слушают: они не будут смеяться, если им просто покажут палец. Харьковского зрителя невозможно просто так купить: он подумает, почему режиссер это сделал, оправдает. И мне это нравится: мне нравятся сложные задачи.

НОРУ НЕ ЖАЛКО

— Добрый день, Ольга. Меня зовут Александра. В конце июня в театре имени Пушкина состоялась премьера спектакля «Кукольный дом» по пьесе Генрика Ибсена. Чем вам приглянулся именно этот материал?

— Сейчас в Украине очень много говорят о равенстве между мужчинами и женщинами, о сексизме. Эти темы набирают обороты, и уже бытует мнение, что наше общество якобы готово их воспринимать. На самом деле есть множество тонких вопросов, которые нередко возникают в семейных отношениях. Проанализировав истории разных семей, я пришла к выводу, что многие женщины приносят себя в жертву. Они вроде бы все делают для семьи, но на себя у них не хватает времени, и от этого появляются обиды, ссоры. Мне стало интересно исследовать эту тему — как это работает, готовы ли мы к разговору о равенстве. В спектакле «Кукольный дом» мы не указываем на ошибки — искусство призвано задавать вопросы. Основная тема — ответственность за то, что ты делаешь. Если ты приносишь свою жизнь в жертву семье, ты не можешь ничего ожидать в ответ. У нас же, как правило, если привезла с дачи картошечки — значит, семья должна в знак благодарности всю ее съесть, иначе она сгниет. История повторяется в каждой семье, и мне хотелось бы, чтобы женщины больше себя уважали, чтобы не было мужской и женской работы, чтобы работа по дому не считалась исключительно женской. Современные женщины работают так же много, как и мужчины, но когда они возвращаются домой, для мужчины работа заканчивается, а для женщины — никогда. Эти темы не очень удобны для обсуждения, их замалчивают.

— А почему вы решили взяться за классику, которой к тому же уже больше ста лет?

— Я поставила не много спектаклей, и, возможно, это подсознательно, но я не хочу ошибаться. Когда берешь современный материал, он еще не проверен временем, я не знаю, сколько будет жить пьеса, как она будет звучать через десять лет. А «Кукольный лом» Ибсена будет актуален в любые времена, потому что отношения в семье и место женщины в семье всегда резонирует в обществе. Кроме того, театр Пушкина позиционирует себя как площадку для классического материала, поэтому не хотелось бы сразу бросаться в эксперименты.

ПОЧЕМУ ЖЕНЩИНЫ ПРИНОСЯТ СЕБЯ В ЖЕРТВУ

— Неужели, на ваш взгляд, даже ХХI веке в семьях продолжают строить «кукольные дома»?

— Мне кажется, причина в ментальности, и кукольный дом — это проблема женщин. Срабатывает материнский инстинкт: нужно дать, накормить, защитить, свить гнездышко. Тем самым мы развращаем своих близких.

— Добрый день, Ольга. Меня зовут Анастасия. Скажите, а как вы относитесь к главной героине — Норе? Слышала, что вам ее не жалко.

— Не то чтобы не жалко. К таким людям есть сочувствие. Я постоянно встречаюсь в разных семьях с тем, что мужчина себя развивает, а женщина живет для семьи. После нескольких декретных отпусков у женщины возникает масса проблем с трудоустройством. Я хочу показать в спектакле, что женщине нужно за себя бороться, не засиживаться после рождения ребенка дома, не жалеть себя и не говорить, что мир к ней несправедлив, что она себя не реализовала. В нашей ментальности – обвинять всех вокруг, но не себя. Но если я строю свой мир сама, я за него и отвечаю.

ОЛЬГА ОБХОДИТСЯ БЕЗ СЛУЖАНОК

— Здравствуйте, Ольга. Меня зовут Станислав. Насколько я знаю, вы не добавляете в авторский текст отсебятину, но убираете из материала то, что считаете лишним. Что в «Кукольном доме» вам показалось не нужным для спектакля?

— Авторов я не переписываю, но, с технической стороны, не очень люблю, когда в спектакле есть служанки, няни, дети. Как работает театр? С утра до вечера проходят репетиции, потом идет вечерний спектакль. Мне кажется, несправедливым назначать актрису на роль служанки, которая выходит в первом акте и выносит стакан с водой. Если персонаж не действенный, то от него лучше отказаться. Что касается «Кукольного дома», пьеса написана давно, в ней очень много повторов. Для литературного произведения это хорошо, а для постановки на сцене этого слишком много, поэтому мы выбрали действенные монологи и диалоги, в которых есть мысль. Все остальное убрали, иначе спектакль шел бы гораздо дольше. Мы живем в ускоренном ритме, и мне не хочется нагружать зрителей уже прозвучавшей и ненужной информацией.

ОЛЬГА ТУРУТЯ-ПРАСОЛОВА ЕЩЕ НЕ ДОРОСЛА ДО БРАНИ

— Здравствуйте, Ольга. Меня зовут Кирилл. Вы как-то говорили, что не любите в своих работах провоцировать и спекулировать — например, считаете лишней нецензурщину. Интересно, почему? Сейчас многие режиссеры не стесняются таких «фишек».

— Я за другое влияние на зрителя. Если мы на афише разместим фото раздетого актера, напишем «18+» — это уже провокация, вызов. В «Кукольном доме» есть откровенные сцены, но я всегда полагаюсь на зрителя. Ему не нужно показывать, как все произошло. На сцене появляется намек, а зритель сам додумывает такое, что и режиссер не придумает. Нецензурное выражение всегда звучит неприятно и режет слух. Оправдывать такие сцены всегда трудно, и я пока еще не доросла до того, чтобы грамотно использовать матерные выражения в своем спектакле. Если брань неоправданна, я стараюсь без нее обойтись и заменить ее образными высказываниями. Если материал будет требовать нецензурных выражений, я, конечно, их вставлю.

— А чем, по вашему мнению, можно зацепить современного зрителя?

— Любого зрителя всегда можно зацепить актуальностью: это самое важное и главное для меня. Хорошо, если зритель, пришедший на спектакль, может найти в себе отклик. Кстати, в этом смысле нет ничего лучше классики: она будет звучать актуально всегда.

— Добрый день, Ольга. Вам звонит Иванна. Знаете ли вы уже, каким будет следующий после «Кукольного дома» спектакль?

— Нет, еще не знаю. Я не иду от того, что у меня есть пьеса, которую я хотела бы поставить. Есть задачи, которые я хотела бы решить. Меня интересуют идея, форма, вопрос или тема — так у меня возникает материал.

— А есть пьеса, которую вы мечтаете поставить? Не хотите ли замахнуться на Уильяма Шекспира?

— Нет. Есть авторы, до которых еще нужно дорасти. В университете нас учили не брать сразу сложный материал, и я понимаю: чтобы поставить Шекспира, нужно немного больше опыта.


Источник: Вечерний Харьков