АЛЕКСАНДР СЕРЕДИН: "Зритель не будет обижен"

Интервью с драматургом и режиссером-постановщиком спектакля "Гимнастический козел", премьера которого уже совсем скоро.

Зрителям фестиваля прошлого года драматург из Харькова запомнился – красной кепкой и пьесой «Краб в смешной кепке». На «Любимовке-2017» прошла читка новой пьесы Александра «Гимнастический козёл»: много абсурда про людей, у которых не всегда есть голова на плечах.


– Александр, отличаются ли ваши эмоции по поводу сегодняшней читки от того, что вы испытывали год назад?

– Это очень похожие состояния, в основном потому, что Любимовка всегда собирает профессионалов и, в общем, людей, которые умеют быть конструктивными в своих высказываниях. Поэтому эмоции похожие, хотя ощущения внутри абсолютно разные.


– Почему разные?

– Просто в прошлом году я не знал, чего ожидать, а в этом уже знал.


– Об этом уже говорилось на обсуждение, но мне хочется услышать именно ваше мнение. Представляете ли вы, как ваша пьеса может быть поставлена, когда пишете её? Существует она скорее литературно или как уже визуально готовый продукт?

– Я категорически не принимаю замечаний, что мои тексты «трудно ставить». Хотя и в прошлом году, и в этом, ко мне были такие претензии. Моя работа заканчивается ровно там, где она заканчивается: я создаю текст, а дальше все зависит от фантазии режиссёра. Особенно учитывая, что и технический прогресс ушел далеко вперед, и возможности театра в целом. Мои пьесы абсолютно сценичны, их смело можно ставить на любой сцене.


– Иван Вырыпаев, например, считает, что пьеса для режиссера – это то же, что ноты для музыканта: она имеет в себе конкретные возможности или даже указания относительно того, как она должна ставится.

– Я отношусь к этому проще: драматург создает конструкцию, а режиссёр должен её визуализировать так, как он считает нужным. Если это умный режиссёр, все обязательно получится. Я не считаю пьесу самодостаточным театральным явлением. Это все-таки один из этапов перед конечным результатом. Результат – это спектакль.


– В ваших пьесах, особенно в «Крабе в смешной кепке», велика роль авторских ремарок – они имеют важное структурное значение, литературно и художественно важны. Например, замечательная фраза «Краб в смешной кепке закрывает голову клешнями» при переводе на сценический язык, вероятно, будет утрачена. Есть ли какой-то способ довести эти ремарки до зрителя или они создаются только для режиссёра?

– Ремарки уже давно перестали быть просто ремарками. Если режиссёр считает их важными, он может с ними работать, поскольку в привычном понимании ремарка – это указание действия, а в сегодняшнем – большая и важная часть пьесы. Поэтому, если режиссёру понравятся мои ремарки, я буду только рад услышать или даже увидеть их на сцене.


– Считаете ли вы, что сегодня возможно говорить только таким языком, во многом схожим в «Гимнастическом козле» и «Крабе в смешной кепке», – который можно условно назвать абсурдистским?

– Драматург выбирает для себя удобный инструмент. Для меня такая манера написания хороша тем, что она даёт возможность активнее использовать визуальные образы. Я очень привязан к образам, и мне нравится, когда над пьесой нужно поломать голову и включить воображение. Это всё-таки даёт другие ощущения для читающего. Мне ближе такой язык.


– Девочку Машу и Мужчину объединяет в пьесе один «недуг» – отваливающаяся голова. Почему именно они оказываются связаны этой сломанной шеей?

– Нужно сначала разобраться, кто такой Учитель. Шея сломана и у Маши, и у Мужчины, потому что они взаимодействовали с ним. Ответ на этот вопрос зависит от того, что вы, при прочтении, подразумеваете под переломом шеи.


– Для кого вы пишете свои пьесы? Существуют ли перед мысленным взглядом драматурга сразу и режиссер, призванный первым прочитать, понять и воплотить пьесу, и зритель, знакомящийся с пьесой через режиссера?

– Для меня первоочередная задача – создать пьесу, которую можно поставить на сцене. Конечно, это должно быть интересным для зрителя, но я уже сказал, что конечный продукт в театре – это спектакль, а не пьеса и не читка. В первую очередь, пьеса должна быть доступной, понятной и по-хорошему сложной для режиссёра. А зритель умным режиссёром обижен не будет.


Автор: Егор Зайцев

Фото: Наталия Времячкина и Юрий Коротецкий

Источник: lubimovka.ru
Другие материалы в этой категории: « ПОЗДРАВЛЯЕМ ЮБИЛЯРА!